Добро пожаловать в онлайн библиотеку фантастики и приключений

Молодой горец не спеша двигался по улице, с интересом рассматривая разномастные дома. Припортовый район был не из богатых, но и не из самых бедных. Впрочем, Лек слышал, что нищих в империи вообще нет, что никто из ее подданных не голодает. Однако поверить в такое просто не мог. С какой стати императору кормить бездельников? Юноша привык, что каждый должен работать, если хочет что-нибудь получить. Даже дети высокого лорда пасли стада летом и разгребали снежные заносы зимой. Попробовал бы кто-нибудь из них только заикнуться о том, чтобы вместо него работали слуги. Отец бы подобному лентяю такого прописал, что пару месяцев на животе спать пришлось бы. Нет, попавшим в беду помогать нужно, обязательно нужно. Но не позволять же им садиться себе на шею? Нет, ни в коем случае.

Кто-то толкнул его и выругался, Лек даже не понял кто, толпа вокруг стала настолько плотной, что он едва продирался сквозь нее. Юноше было несколько не по себе от такого многолюдства, он конечно бывал в городах Манхена, Париадаре, Юриэне и Хансалане, но там такого не встречал. Да, население этих городов тоже немалым, но в подобные толпы люди обычно не сбивались. Делать им здесь, что ли, нечего, раз они посреди бела дня по городу шастают? Когда и работают-то? У молодого горца даже голова закружилась от беспорядочного мельтешения народа вокруг.

Внезапно чьи-то ловкие пальцы попытались срезать кошелек Лека, но юноша резко схватил вора за руку. Им оказался худой, черноволосый мальчишка, одетый на удивление хорошо.

– Не-а… – усмехнулся молодой горец. – Не получится. Монетку дам, коли есть хочешь, а на все рта не разевай.

– Ты чо! – рванулся в сторону мальчишка. – Отпусти!

– Иди. Только своим передай, что горных мастеров лучше не трогать. Чревато неприятностями. Большими.

– Брешешь! – округлились глаза малолетнего вора. – Мастера – они все старые!

– А это видишь? – показал на свисающий с плеча плетеный черный шнурок младшего мастера Лек. Старшие обычно носили белый или полупрозрачный.

– Ни фига себе! – почесал в затылке свободной рукой мальчишка. – Простите меня, недотепу, уважаемый! Недоглядел.

– В следующий раз смотри, не то влетишь. Не все такие добрые, как я, можешь и без руки остаться.

Лек отпустил воришку, и тот мгновенно растворился в толпе, напоследок со страхом посмотрев на молодого горца. Юноша фыркнул про себя, вспомнив ходившие про наставников боевого братства империи легенды. Придумают же! Как-то раз он пересказал учителю несколько случайно слышанных баек, и тот даже позволил себе иронично улыбнуться, что потрясло рассказчика до глубин души. Никогда до тех пор Лек не видел, чтобы мастер Тарвон улыбался.

– Купите сыр, молодой господин! – завопил кто-то у него над самым ухом. – Самый лучший сыр в Тарсидаре!

Раздраженно отмахнувшись от настырного торговца, Лек двинулся дальше. Одна улица сменялась другой, юноша только качал головой, с интересом рассматривая особняки и дома обеспеченных горожан. Они селились ближе к центру, отдав окраины бедноте и людям среднего достатка. Хотя по понятиям Лека самый бедный из здешних жителей на его родине показался бы богачом. Все вокруг были одеты в добротные, шерстяные костюмы хорошего пошива. Порой довольно поношенные, но все еще крепкие. Ни единого нищего в рванье в пределах видимости не наблюдалось. Неужели ему рассказали правду, и в метрополии действительно нет попрошаек? На многих прохожих он видел разноцветные плащи и узорчатые пояса, не напоминающие собой, конечно, шитые золотом и серебром пояса аристократов. За такую наглость ведь можно было и палок получить. Аристократов, впрочем, тоже встречалось немало. Улицы патрулировались отрядами городской стражи в синих плащах с символами наместника провинции, герцога ар Давада, на рукавах. При виде малейшего беспорядка они без промедления вмешивались, уводя нарушителей спокойствия с собой. Ничего хорошего тем ожидать уже не приходилось.

Молодой горец, посмотрев как стражники тащили какого-то отчаянно упирающегося верзилу, подивился про себя неслаженности действий воинов. Перебить их можно было очень быстро и почти не напрягаясь. Впрочем, это не его дело. Раз герцог ар Давад предпочитает держать на службе таких неумех, то у него, наверное, есть на то свои причины. Лек вышел на главную площадь Тарсидара и только языком поцокал при виде великолепия ратуши и дворца наместника. Потом не спеша двинулся в обход, ни ратуша, ни дворец его не интересовали, оставаться в этом городе юноша не собирался. Завидев его шитый золотом потертый пояс, встречные аристократы раскланивались с молодым горцем, не скрывая порой ироничных ухмылок, от которых ему хотелось схватиться за рукояти мечей. Некоторые, правда, замечали висящий на плече горца черный шнурок, и ирония мгновенно исчезала с их лиц. Чему удивляться, не было более верного способа самоубийства, чем нарваться на дуэль с горным мастером.

Снова пошли улица за улицей, бесчисленные лавки и торговые ряды. Глаза разбегались, хотелось попробовать и того, и этого, но Лек сдерживал себя, прекрасно помня, что его кошелек далеко не бездонный. Отец не поскупился, выделив младшему сыну на обустройство немалую сумму, и даже дал банковский сертификат, полученный в одном из банков Хансалана после продажи крупной партии серебряной руды, но юноша иллюзий не питал. Понимал, что других денег до того, как устроится на службу и начнет получать жалованье, у него не появится. Надо рассчитывать только на имеющееся в наличии. Учителя у него были хорошими и доходчиво разъяснили, как легко и быстро остаются без гроша в кармане молодые люди из колоний, попав в метрополию. Особенно, если поддаются соблазнам и начинают швыряться деньгами налево и направо. Лека с детства приучили к бережливости, и он не собирался походить на жадную до новых нарядов девицу во время приезда торговца в замок. Потому отмахивался ото всех, пытающихся что-нибудь всучить ему. Кошелек после случая с воришкой юноша запрятал за пазуху и шел в полутрансе, отмечая и запоминая каждую мелочь вокруг, как учил его мастер Тарвон. Южная окраина постепенно приближалась, дома становились обшарпаннее, но нищих вокруг все так же не было. Да и откровенно голодных людей Лек тоже не заметил. Странно это, если честно. Но не стоит судить поспешно, слишком мало материала для анализа, он слишком мало знает. Пока. Надо на все посмотреть самому, а только потом делать какие-либо выводы. Этому его научил второй учитель, которого по недомыслию называли учителем манер. Хотя старый мудрец, каким-то образом прижившийся в небольшом замке бывшего вождя горного племени, обучал своих учеников не только манерам. Высокого лорда, занятого добыванием денег, это не интересовало, оболтусы малолетние делом заняты, и ладно. А старик обучил Лека с братьями основным трем языкам элианской империи, этикету, риторике, логике, математике, чтению и письму. Причем, сумел подать материал так, что юные горцы слушали его раскрыв рты. Рассказал об устройстве самой большой страны мира, ее истории и обычаях. Правда, самым лучшим учеником старика оказался именно младший, старшим братьям вскоре надоела учеба, и они стали относиться к урокам мэтра спустя рукава. Но Лек, в отличие от них, не пропустил ни одного. Правда, во многое так и не смог поверить, слишком невероятными казались рассказы мэтра Менхема, они казались волшебными сказками, а не реальной жизнью. Взять хотя бы историю об императоре. Это как же возможно, что его величество не знают в лицо? Что никто и никогда его не видел? Что он не живет в своем дворце, а ходит по дорогам империи и помогает всем в его помощи нуждающимся? Чушь какая-то. Бред полный. Не может такого быть. Не ведут вожди себя так. Но старый мэтр научил юношу еще одному – сомневаться. В том числе, и в самом себе. В своих выводах и своей правоте. Потому он не отбросил все и сразу, решив для начала узнать побольше.

Copyrights © 2018 bookwormclub.ru. All rights reserved